«Ценность» как мера и выражение потребности

Итак, мы увидели, что в Новое время после самооткрытия субъекта и становления научного мышления происходит формирование единой пер­спективы, в которой мир вещей и явлений открывается заново. Этот мир выпадает в то, что мы назвали «картиной мира», доступной мировоззре­нию, которое появляется именно в мире субъекта. В отличие от обычного мнения, которое полагает, что взгляд на мир и пользование миром — вещи разные, если не противоположные, необходимо понять, что само «миро­воззрение» неразрывно связано с возможностью «иметь мир» как мир ве­щей и явлений. Иметь же, удерживать при себе можно только то, что пред­положительно связано с потенциальной пользой, что имеет цену и меру цены. То же, что имеет цену, называется «ценностью». Именно «ценность» становится воплощением отношения субъекта к миру — субъект говорит с ним на языке ценности. Нельзя преуменьшать. Выше мы сказали, что в мире субъекта, во­оруженного «научным мировоззрением» все становится чем-то, включая вещи самые абстрактные и как будто далекие от простой корысти. Напро­тив, именно тогда в привычку субъекта входит сохранившаяся до наших дней (в той мере, в которой мы все еще живем в эту эпоху) манера гово­рить о «высших ценностях», мысля под ними культуру, творчество, науч­но-исследовательскую инициативу и т.п. Таким образом, субъект нового капиталистического общества считает отнюдь не только деньги. Но в рам­ках ценностности всего сущего все начинает считаться так, как будто это деньги, как будто здесь положена количественная мера. Количественная же мера — это то, что всегда относится к вещи и к большему или меньшему благу, которое она несет.

Комментарии запрещены.