Древнегреческая культура

Не в том дело, что, как обычно полагают, не имела определенного «по­нятия» о любви — здесь часто ссылаются на наличие в древнегреческом языке множества разных слов для обозначения любви в зависимости от ее силы или от избранного объекта. Даже договорившись об одном опреде­ленном обозначении, как это произошло в платоновском тексте, для древ­него мыслителя о любви все равно было трудно говорить именно потому, что она не «вещь», не «объект» — древние диспутанты пытаются рассуж­дать о ней как о «состоянии» или особой «причастности». По поводу люб­ви невозможно раскрутить рассуждение, именно потому, что любовь не «что-то», не «такое явление». Но для современного субъекта все является «чем-то», данным в своей конкретной очевидности. Древний грек, испы­тывая необходимость говорить о «любви», не способен был запросто выра­зиться напрямую — ему необходимо было найти путь, определенный спо­соб выражения для высказывания, которое не могло отыскать себе опоры без адресации к «такой вот вещи». Но мы сегодня пробегаем этот путь мо­ментально — любовь для нас это также некая вещь, «явление определенно­го рода», о которой можно судить и толковать в меру желания и способно­сти к рассуждениям, как и о любых других «вещах». Именно поэтому мы можем сегодня говорить о том, что любовь является «важнейшей духовной потребностью» — для античного и даже средневекового человека такое суждение просто немыслимо. Как мы сказали, все до единого вещи и явления, все «что» находятся на одной плоскости. Именно это нахождение составляет существо того, что понимают под именем «здравого смысла» как основного способа пре­бывания субъекта со всем ему известным.

Комментарии запрещены.