Гедонистический вектор мотивации

Но эмоции задают типично: действия индивида подчиняются максимизации положительных и мини­мизации отрицательных эмоций. Безраздельное господство эмоций уподо­било бы деятельность человека поведению лабораторных крыс с вживлен­ными в их мозговые «центры удовольствия» электродами. Обученные включению тока эти крысы предаются достижению удовольствия до пол­ного истощения сил. Впрочем, «крысоподобное» поведение присуще и людям, в частности алкоголикам и наркоманам — его результатом всегда является не только физическая, но и духовное истощение индивида. В свою очередь, сильная отрицательная эмоция, не будучи подавленной усилием воли в начальном состоянии, может перейти в фазу «вегетатив­ной бури» — состояния ярости, гнева с бурными проявлениями неконтро­лируемой активности, часто разрушительного и криминального характера. Человек способен осознавать свои эмоции и контролировать подчи­ненные им поступки, подвергая их «экспертизе» социально выработанных чувств. Если чувства опосредованы сознанием, то они регулируют по­ступки человека сообразно нравственным и иным социальным нормам. Выполняя свои социальные функции (например, трудную работу), инди­вид нередко не только не испытывает удовольствие, но и страдает от мы­шечного и нервного переутомления, однако он сознательно стремится до­стичь социально и личностно значимого результата, получая от этого мо­ральное удовлетворение. И наоборот, эмоция удовольствия, достигнутая «неправедным» способом, или обида, причиненная любимому человеку под влиянием настроения, наносит нравственный ущерб личности, вызы­вает раскаяние, угрызения совести и даже чувство отвращения к самому себе из-за содеянного. Таким образом, эмоциональные состояния, инициируемые как по­требностями, так и ситуацией, далеко не всегда созвучны устойчивым долговременным чувствам, выражающим личностно доминирующие по­требности и интересы.

Комментарии запрещены.