Коммуникативная дистанция

Только таким образом восстанавливается нормальная для него. Это разлитое в про­странственной локализации тел друг по отношению к другу объяснимо разницей социальной среды их жизни. Житель элитарного района пребы­вает в культуре многокомнатного жилья и постольку его стремление к укромному, закрытому от внезапных вторжений уголку закрепляется в форме потребности. Пролетарий же, напротив, приучен к тесной комму­никации и плотному взаимодействию тел, характерному для уличных дво­ров и мест промышленного производства. В силу этого предельно сокра­щенная коммуникативная дистанция для него норма. Разница в социаль­ном опыте тела заставляет их подозревать друг друга в агрессии: один усматривает ее в приближении другого, другой же, наоборот, — в отступа­нии. Итак, потребности социально детерминированы, но наиболее жест­кую зависимость потребностей от общих установок коллектива демон­стрируют общества, которые этнологи называют «архаическими». В этих группах отдельный человек на протяжении всей жизни прочно привязан к нормам жизни сообщества, в котором он родился. Таким образом, все присущие индивиду потребности не допускают даже малой степени инди­видуализации — они строго предписываются «сверху» тем статусом, кото­рый получает индивид внутри группы.

Подобное положение дел обусловлено тем, что основанием данного типа социальности выступает ограниченное число социальных положений, статусов, каждый из которых подразумевает выполнение определенных типизированных действий (например, статус охотника отсылает к облада­нию специализированными навыками убийства зверей, владению мастер­ством по изготовлению охотничьего снаряжения, знанию способствующих охоте магических ритуалов; статус знахаря — к ритуалам изгнания духов различных болезней, знанию лекарственных свойств растений и т.д.).

Комментарии запрещены.