Модерн и субъект

Представления невозможно понять ситуацию, который должен ей соответствовать. Именно последнее обсто­ятельство должно лечь в основу рассмотрения потребностей субъекта мо­дерна. Последнее необходимо, так как у критиков нет ясности в трактовке структуры желания модернистского субъекта.

Так, ряд исследователей склонны демонизировать субъекта модерна, выставляя на первый план его ограниченность, связанную с рациональной однобокостью и одержимостью прогрессистской идеей. Некоторые пред­ставители неомарксизма рисуют портрет современного субъекта, как ин­дивида, добровольно отказавшегося от «человеческого» в себе в пользу развития технологий, удовлетворяющих стремление управлять природной средой ради извлечения из нее все большего количества благ. Необходимо заметить, что это чрезвычайно распространенное мнение довольно покор­но воспринимается современностью — с ним практически не спорят. Со­временный индивид довольно легко усваивает представление о себе как об испорченном — он сам себя видит рабом технократической гонки, вредите­лем окружающей среды, потребителем материальных благ и т.п. Но более проницательные мыслители не удовлетворяются поверх­ностной сутью подобной критики. Так, известный немецкий философ вто­рой половины XX века, Юрген Хабермас показал, что модерн подразуме­вает, прежде всего, особое состояние духа, качество присутствия индивида в той исторической ситуации, которая модерном учреждена. Хабермас возразил против представления о модерне, как о процессе голой модерни­зации общества. Под «модернизацией» в узком смысле, как правило, по­нимают процесс осовременивания на основе научно-технических достиже­ний.

Комментарии запрещены.