Научное мировоззре­ние субъекта

Именно в этом смысле мы сказали, что в мире все выражается в эквиваленте «что-то» — иначе говоря, все делается «вещью» как ценностью. Ценностью становится даже бог — для тех, кто в него еще верит. Но именно это его и «убивает», поскольку оче­видно, что бог лишь постольку может быть богом, поскольку он не являет­ся «ценностью» — пусть даже, как здесь говорят, ценностью «наивысшей». Став ценностью, «еще-одной» вещью, бог попадает в общий ряд суще­ствующего — в тот самый ряд, из которого ранее в средневековой мысли он выпадал. Не безверие, как обычно полагают, не атеизм, но сама вера в ми­ре ценностей становится ядовитой и убийственной для бога в той самой мере, в которой эта вера не может видеть его иначе как ценность — сколь угодно бесконечную, но ценность. Итак, именно ценность представляет собой формат, в котором выра­жается и заявляют о себе потребности новоевропейского субъекта. В той мере, в которой ценность становится единственным ориентиром субъект­ной потребности, она является в отношении этой потребности сразу и объ­ектом и причиной. Происходит нечто сродни короткому замыканию, кото­рое устраивает ценность. Именно ценность замыкает мир, закругляет гори­зонт мыслимого. Очевидно, именно в таком замкнутом мире, в котором все уже находится в наличии и в определенности меры, и становится воз­можным быстрое развитие научно-технической и промышленной сферы. Они затребуются, потому что именно в них создаются условия для того, чтобы зримо воплощать и реализовывать ценностную установку.

Комментарии запрещены.