Неосознан­ное поведение

В этой ситуации демонстрируют только родители, относясь к школе только лишь как к институту привития подрастающему поколе­нию конкретных знаний. Выбор школьного образования как бесспорной необходимости коренится в характерном для культурного большинства желании разделять стереотипные, нормативные модели поведения, которое ориентируясь на набор привычных поведенческих схем, избавляет инди­вида от ответственности самостоятельного жизненного выбора. Один из самых неординарных социальных аналитиков современной западной ци­вилизации И. Иллич ярко описал, что единственной действительно реали­зуемой целью современного среднего школьного образования является во­все не расширение кругозора (поскольку знание предполагает понимание, что не достижимо механизмами заучивания, которые опираются на совер­шенно чужеродную познанию угрозу в социальном изгойстве: «Не будешь хорошо учиться — станешь двоечником; если не понимаешь — зубри, а то все хорошие дети будут над тобой потешаться!», и не развитие коммуни­кативной гибкости, поскольку дети остро, как никто другой, реагируют на различия в социоэкономическом статусе), а подготовка нормативного типа граждан, необходимых государству для поддержания социального поряд­ка. Этот пример рельефно демонстрирует, что строй человеческих по­требностей представляет собой отпечаток общего курса социума, закреп­ленного в его институциональной системе. Итак, потребности отдельного человека всегда суть следствия прин­ципов совместной жизни того коллектива, к которому он принадлежит. Сохраняемые и распространяемые культурной традицией и институцио­нальной системой они представляют собой колыбель потребностей. Ины­ми словами, кинолента, прокручиваемая общими установками культуры по отношению к организации и целям совместной жизни людей в сознании носителей культуры, дисциплинирует все их проявления. В том числе и естественные.

Комментарии запрещены.