«Психиатрическая власть»

В работе «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» (1975 г.) и в курсе лекций М. Фуко показыва­ет, что индивидуализация потребностей европейца имела место в период повсеместного распространения новых механизмов власти, принуждаю­щих к соответствию своим нормам все (включая и самые незначительные) действия индивида. Читать далее

Принцип абстракции новоевропейской экономики

В отличие от экономической деятельности каменного века и века ме­таллов, в ходе которой удовлетворялась потребность в социальном при­знании, коммуникации, отчасти и групповом единстве, смыслом новоевро­пейской экономической деятельности является суммирование благ. Но­воевропейская экономика все более погружается в мир абстракций. Ми­шель Фуко убедительно показал это на истории такого элемента экономи­ческих отношений, как деньги, описанной в книге «Слова и вещи». Читать далее

Развитие товарно-денежных отношений

реализуется как разрешение противоречия между абстрактным и конкретным трудом, между стоимо­стью товара в ее денежном эквиваленте и потребительной ее стоимостью, определяющей способ бытия человека. Если ведущей стороной этого про­тиворечия является конкретный труд, то он создает такую потребитель­ную стоимость, которая служит средством развития человека. Читать далее

Либерализм

Это определенный тип и способ мышления, система воззрений и концепций в отношении взаимодействия человека и мира, ос­новными принципами которого выступают самоценность индивида и ин­дивидуальной ответственности; равенство возможностей индивидов; свободный рынок и свободная конкуренция; правовое государство и равен­ство всех граждан перед законом; терпимость и защита прав меньшинств; гарантия индивидуальных прав и свобод. Читать далее

Ограничение ряда потребностей

Постановка их под кон­троль сознания в пределе приводит к пересозданию, переструктурированию всей системы отношений человека с миром. И напротив, безудержное удовлетворение потребностей, в первую очередь биологических, приводит к деградации человека, он теряет контроль над собственным поведением.

Читать далее

Иерархия социальных статусов в современных госу­дарствах с капиталистической формой экономики

Подобное положение дел объясняется, прежде всего, тем, что сама крайне размыта, лишена жесткой координации. В результате чего статус, во-первых, возможно по­лучить волей чистого случая (например, оказавшись в «нужное» время в «нужном» месте и оказав «нужную» услугу), а, во-вторых, в общественном поле он измеряется по своим товарным атрибутам, демонстрирующим не профессиональные способности, а экономический доход его обладателя (пословица «встречают по одежке, а провожают по уму» практически не применима к капитализированным представителям современного челове­чества, для которых вывод о социальной успешности человека с необхо­димостью делаются из наблюдения за вещами, которыми он обладает). Говоря иначе, поскольку само понятие социального статуса на сегодня имеет, как правило, косвенное отношение к способностям и навыкам человека, то его воздействие на сферу потребностей не выходит далее регуляции мате­риального потребления. Глубинное воздействие социальной среды на характер потребностей характерно и для периода Средневековья. Присущее мироотношению этой эпохи восприятие всего сущего как результата проявления могуществен­ной воли Творца мотивировало консерватизм социальных связей. Каждое место в социальной иерархии рассматривалось в данном исторической формации как результат божественного Читать далее

Превращение человека в цель общественного производства

Сущ­ность экономики социальной сферы, и введение этой сущности как нового конструкта в теорию обеспечивает «симметрию» на более глубоком уровне. Учитывая вышесказанное, можно полагать, что более адекватной формой описания этих процессов может служить теория нечетких мно­жеств. И если в физике для адекватности описания калибровочных полей используется математическая теория расслоенных пространств, то не ис­ключено, что для описания неклассических экономических объектов по­требуются топосы с более сложной структурой. Экономическая теория социальной сферы способна выступить в ка­честве научного основания социальной политики и методологической ос­новы построения социально — ориентированного государства. Без научно — теоретического обоснования социальной политики попытки перестройки общественной жизни на приоритеты общечеловеческих ценностей оста­нутся утопическими. Эффективная социально-экономическая политика зависит от синтеза различных политэкономических концепций. Первая — классическая теория А. Смита и Д. Риккардо исходит из того, что конкурентная рыночная си­стема саморегулируется. Рыночная конкуренция ограничивает развитие по­требностей, способностей и мышления человека, а общественная собствен­ность порождает иждивенчество, экономическое рабство. В условиях неравновесности экономика не сводится к оптимизации деятельности «экономического человека», и теория должна учитывать закономерности Читать далее

Современные следствия цивилизованности человеческих потребностей

Таким образом, на основании исследования Элиаса можно заклю­чить, что в совокупность результатов процесса цивилизации входит и уси­ление у человека способности сокрытия собственных переживаний. Но следует помнить, что скрытность является достоинством только в том слу­чае, когда есть что скрывать — при обладании действительной тайной. Кар­тина в отношении сформировавшегося в XIV XVII вв. человеческого типа совершенно иная. Он удаляет от общественного внимания ряд мелких, не требующих социального признания постыдных потребностей, погружается в переживания об их неисполненности и поэтому связывает свое самоосу — ществление с закрытой для большого коллективного мира сферой приват­ной жизни. В такой ситуации невозможно говорить о желании всей жизни. На его место заступают несущественные, но крайне упрямые потребности, которые готовы удовлетвориться перечнем небольших, трудно замечаемых со стороны достижений. Здесь корни логики «шаг за шагом» и «только без фанатизма» реализации желаний современного человека. Позже все это в сопровождении с упадком интереса к неутилитар­ным совместным практикам органично сживется с результатами индустри­альной революции XIX в. Напомним только основные из них. В 1829 г. Джордж Стефенсон сконструировал «Ракету» — первый паровоз, а уже в 1837 г. проложил первый рельсовый путь Манчестер — Ливерпуль. В 1876 г. Александр Белл позволит болтовне Читать далее

Неосознан­ное поведение

В этой ситуации демонстрируют только родители, относясь к школе только лишь как к институту привития подрастающему поколе­нию конкретных знаний. Выбор школьного образования как бесспорной необходимости коренится в характерном для культурного большинства желании разделять стереотипные, нормативные модели поведения, которое ориентируясь на набор привычных поведенческих схем, избавляет инди­вида от ответственности самостоятельного жизненного выбора. Один из самых неординарных социальных аналитиков современной западной ци­вилизации И. Иллич ярко описал, что единственной действительно реали­зуемой целью современного среднего школьного образования является во­все не расширение кругозора (поскольку знание предполагает понимание, что не достижимо механизмами заучивания, которые опираются на совер­шенно чужеродную познанию угрозу в социальном изгойстве: «Не будешь хорошо учиться — станешь двоечником; если не понимаешь — зубри, а то все хорошие дети будут над тобой потешаться!», и не развитие коммуни­кативной гибкости, поскольку дети остро, как никто другой, реагируют на различия в социоэкономическом статусе), а подготовка нормативного типа граждан, необходимых государству для поддержания социального поряд­ка. Этот пример рельефно демонстрирует, что строй человеческих по­требностей представляет собой отпечаток Читать далее

Критика классической трактовки понятия субъект

Проблематичность существования субъекта — важнейшая тема постмодернистской философии, которая получила выражение в радикаль­ной концепции «Смерти Субъекта», выразившей полный отказ представи­телей постмодерна от понятия традиционного, однозначно центрированно­го личностного начала. Если в эпоху модерна утверждалась идея самости, то есть главенствующей позиции и самотождественности Я, то постмодерн предлагает идею расщепления, рассеивания, децентрации Я. Но необходи­мо отметить, что такой подход подготавливался уже в рамках модернист­ской философии, например в противопоставлении Я, Сверх-Я и Оно, разработанном в психоанализе, в феноменологической идеи интенцио — нальности сознания. Принцип децентрации стал одним из основных в постмодерне. Дан­ный принцип был призван оспорить укоренение опыта европейского чело­вечества в едином основании, которое привело к рациоцентризму в психо­логии, европоцентризму в культурологии, футуроцентризму в истории и социальной философии. В философии же этот принцип привел к утвер­ждению идеи существования неизменного, постоянного Субъекта как некоего исходного смыслообразующего центра человеческого опыта. Су­ществование такого субъекта не только ставится под сомнение, но и пол­ностью отрицается в рамках постмодернистской парадигмы. Можно проиллюстрировать процесс децентрации Читать далее