Экономическая теория

На сегодняшний день в широко распростра­нены различные методы моделирования потребления — теоретические механизмы, прогнозирующие качественный характер потребительского спроса и разрабатывающие способы его формирования. Все многообразие данных методов сводимо к двум подходам — детерминистскому и синерге­тическому. Если сторонники детерминистского подхода преимущественно обращают внимание на устойчивые привычки потребителей, то последова­тели синергетического подхода предлагают сосредоточиться на таких слу­чайных и нестабильных факторах, как настроение потребителя, его само­оценка и т.д. Существенно, что по какой бы схеме ни проходил процесс иденти­фикации, он, во-первых, «диалогичен», то есть предполагает взаимодей­ствие с «другим», во-вторых, продуктивен, то есть представляет собой направленное изменение себя. Приведенный вариант идентификации как проекции своих черт на другого вызывает ответ другого либо в виде под­тверждения проекции, либо в виде отказа от нее. В любом случае образ другого вступает во взаимодействие с образом себя, «образом Я». Например, петербургский исследователь В. Вильчек в конце 80-х го­дов XX века предложил объяснение возникновения тотемизма и анимизма первобытных верований именно как результата идентификации себя с дру­гим, в данном случае другим живым существом, не обязательно челове­ком. Идентификация Читать далее

Модернистская эпоха

В этом смысле в временность больше не озна­чает бренности, всегда проигрывающей соревнование с вечностью. С точ­ки зрения историчности можно поставить вопрос о «вечности» и обнару­жить, что мы всегда имеем дело не с «вечностью», но с актуальностью представления о ней, которая длится определенное время. То архаическое, древнее представление, которое непрестанно обращалось в своем опыте к «вечному», точно также является «историчным». В саму необходимость «концентрации на вечном» индивид верил в определенный период. В нем полагалось, что вечное есть то, что только и может придать явлениям смысл — необходимо искать неизменное, которое только и может гаранти­ровать высокое качество бытийного самочувствия. Но модерн отказывает­ся от этого представления. Для субъекта модерна, напротив, все явления интересны именно тем, что они историчны и могут быть помыслены с этой точки зрения. Именно с учетом сказанного необходимо подойти ко второй отличительной черте модерна, которая неизменно бросается в глаза. Столкновение с ней как правило порождает рассуждения об «утрате ценностей» и «крушении норм» — современный субъект видится утратив­шим почтительность к моральным идеалам. Но подобное вменение оказы­вается поспешным и не считающимся с взаимоотношением в котором Читать далее

Общество массового потребления

Оно сформировалось в Западной Евро­пе и Северной Америке в середине XX века; в России же устанавливается в 90-е годы XX столетия и существует по сей день. В условиях данной фор­мы социальности темп внедрения новой продукции, новых технических изобретений увеличивается. Убыстряется темп жизни. Сокращение време­ни человеческого досуга происходит на фоне появления большого числа времясберегающих технологий. Свое свободное время человек общества массового потребления, как правило, бессмысленно растрачивает в развле­чениях. Появляется массовая культура, которая создается талантливыми творцами в расчете на широкую аудиторию, обладающую довольно низ­ким уровнем образования и культуры. Творцы массовой культуры не под­нимают аудиторию до своего уровня, а стремятся потворствовать ее невзыскательным вкусам. Постиндустриальное (информационное) общество возникло в 70-е годы XX века в Японии, развитых странах Западной Европы, Северной Америке. Достигнутый этими странами высокий уровень развития эконо­мики обусловил внедрение в промышленную сферу информационных тех­нологий, сменивших механическую технику. Если ранее физический тяже­лый труд человека заменили машины, то распространяющаяся в этот пери­од компьютерная техника взяла на себя выполнение Читать далее

Научное мировоззрение

Т достичь связанного с ним промыш­ленного роста. Для этого, как считают, средневековому познанию понадо­билось бы слишком много времени уделить вещам низших уровней иерар­хии — материальности и материалу, орудиям и т.п. Но на самом деле, Средневековье вовсе не было местом, где отказывались от любого знания лишь по той причине, что оно поставляет сведения о предметах «неблаго­родного» происхождения. Напротив, многочисленные исторические свиде­тельства указывают на то, что мир представлял для средневекового чело­века объемное вместилище, в котором было на что опереться и к чему об­ратиться с вопросом. Запросы, которые он этому миру адресовывал, носи­ли много более доверительный и откровенный характер, чем, скажем, се­годняшний стиль обращения с предметами, когда многочисленные правила и предостережения локализуют и сдерживают наше любопытство по от­ношению к окружающему. Для заинтересованности средневекового чело­века опору предоставляло символическое значение, которое полностью покрывало собой поле всего существующего и обеспечивало каждой вещи ее пригодность для бытия и определенное значение для человека. Так, по мнению средневековой медицины грецкий орех пригоден для лечения болезней головы, потому что извилистая поверхность его полови­нок напоминает мозг. Маленькие черные «вороньи» ягоды в свою очередь годятся для улучшения зоркости, потому что похожи Читать далее

Стремление к общно­сти и обретению подлинной свободы

Однако, именно в среде представителей его вида, в обществе, осталось (вспомним, к примеру, Робинзона Крузо). Наличие данной потребности объясняется тем, что отношение с другим является структурой человеческого самосознания. Иначе говоря, как только пробуждается способность самоотношения (самосознания), чело­век требует признания собственных желаний, проектов, устремлений со стороны другого, ибо в противном случае они никогда не смогут обрести общечеловеческой ценности, а будут представлять собой лишь индивиду­альные проявления. Отсюда следует то обстоятельство, что полноценно реализовать себя, свои желания человек может только в обществе. Проблема личной свободы в обществе волновала многих мыслите­лей, и каждый решал ее по-своему. Все концепции можно разделить на три группы: или никакой свободы — каждый обязан выполнять свою функцию и не более, или свобода избранных, или свобода всех, исклю­чая, конечно, недееспособных. И практически во всех теоретических рассмотрениях условий возможности свободы утверждается, что она зависит от общественной среды, в которой существует личность. Мож­но попытаться обрести состояние свободы на время: скрыться от обще­ства, напиться, употребить наркотик, заснуть, перейти в экстатическое со­стояние — но это временные явления и проблемы не решают. Объективные условия таковы, Читать далее

Практика как определяющая связь человека с миром

Она является той фундаментальной основой отношения мира и человека: мир, взятый аб­страктно, фиксированный в его оторванности от человека, есть для по­следнего ничто. В связи с этим практика выступает не только в качестве основы, причины саморазвития человека и его отношения к миру, но и от­правной точкой развития представлений человека о самом себе вплоть до становления научной теории человека. Ограниченная практика порождает односторонность его теоретического воспроизведения, следовательно, для построения научной теории человека необходим определенный уровень развития самой практической деятельности людей. Научная модель предполагает теоретическое отражение человека как целого, в диалектическом единстве всех его связей и опосредований, т.е. его теоретическое воспроизведение как конкретной целостности, как «единства многообразного». Но конкретное в мышлении есть результат, а не исходный пункт исследования человека. Поэтому не только результат его исследования, но и «ведущий к нему путь должен быть истинным»: научная теория человека — «это развернутая истина, разъединенные зве­нья которой соединяются в конечном итоге». Научная теория человека не есть истина в виде простой картины без движения, так как понять чело­века можно через процесс его саморазвития. Понять человека как диа­лектическое Читать далее

Устрой­ство исторического самосознания

Основополагающим для субъекта модерна является новое, что под видом модерна как «современ­ности» перед ним открылась. Сформированное в этот период понятие ис­торичного заменяют пару «временное-вечное», характерную для досубъ — ектного отношения к бытию: субъект модерна предстает бодрствующим при со-временном
ему развертывании исторического. Последнее ставит его в положение, в котором само историческое самосознание становится насущным делом и открывается в качестве потребности особенного образ­ца, определяющей стиль присутствия субъекта в мире.

Термин постмодерн, которым принято обозначать современное со­стояние западноевропейской культуры, несмотря на более чем полувеко­вое осмысление, до сих пор не получил однозначного, принимаемого все­ми определения. В современном гуманитарном знании он является одним из наиболее многозначных и дискуссионных. Наиболее существенными вопросами, которые стремятся разрешить теоретики культуры, являются вопросы о сути феномена постмодерна, о времени и месте его появления^8, о его соотношении с модерном, о причинах, вызвавших его к жизни, о тех культурных пространствах, в которых он может быть обнаружен, о нацио­нальных моделях и вариациях этого явления. Исследователями отмечаются случаи употребления термина постмо­дернизм в первой половине двадцатого века, задолго до того, как было по­ложено начало многочисленным Читать далее

Основные характеристики потребности

Рассмотрение структуры потребности требует не только анализа ее состава, но и зависимости потребности от вызвавшей ее причины, от усло­вий процесса ее формирования и удовлетворения, а также от результата удовлетворения данной потребности. Читать далее

Понятие сервисной деятельности

Оно означает активное содействие удо­влетворению индивидуальных и коллективных потребностей людей в раз­личных сферах повседневной жизни через производство материальных и духовных благ, форм общения людей, преобразования общественных условий и отношений, развития самого человека, его способностей, уме­ний, знаний принимающих для потребления особую форму потребитель­ной стоимости — форму услуги. Таким образом, услуга есть особый вид полезности товара, которая потребляется не в качестве вещи, а в качестве деятельности. Эта деятель­ность может воплощаться в вещах (материальные услуги), но может суще­ствовать и как полезный эффект труда (нематериальные услуги). По харак­теру оказываемые услуги имеют ярко выраженную  Повседневность апорийна в соб­ственной структуре она содержит непреодолимую проблему, разрешения которой человеческому мышлению решительно никогда не найти. Подоб­ное фундаментальное для человеческой жизни затруднение вызвано тем, что пространство его повседневного опыта определяется совокупностью общекультурных норм, обычаев, но вместе с тем предоставляет возмож­ность и для исполнения индивидуальности. Повседневный человек, хочет он того или нет, подчиняется ритуалам, условностям, то есть он несвобо­ден. Но одновременно с этим повседневность предоставляет право на сво­бодный выбор Читать далее

Определения сущности глобализационных процессов

Обратимся к одному из наиболее авторитетных теоретиков глобализации, немецкому социологу У. Беку, который предлагает различать понятия глобализм и глобализация. Под глобализмом он понимает «идеологию господства ми­рового рынка, идеологию неолиберализма, которая сводит много­мерность глобализации только к одному хозяйственному измерению и обсуждает другие аспекты глобализации экологический, культурный, политический, общественно-цивилизационный только ставя их в подчинение главенствующему измерению мирового рынка». Глобализа­цию же Бек рассматривает как процессы, в которых национальные госу­дарства и их суверенитет включаются в сеть транснациональных квази­субъектов, подчиняясь их властным возможностям, их ориентации и идентичности. Глобализация, таким образом, представляет собой совокуп­ность процессов, ведущих к усилению международного, межнационально­го, межкультурного взаимодействия, преодолению границ и рамок нацио­нальных государств, разрушению административных барьеров между странами, установлению принципа прозрачности границ для капиталов, товаров, инвестиций и людей, расширению различных наднациональных и надгосударственных структур. Говоря о процессах глобализации необходимо выделять не только глобализацию экономической сферы, но и другие, Читать далее