Повсе­дневность

Она  скрадывает все непонятное, нейтрализует все то, где присут­ствует хоть намек на тайну. Именно поэтому Хайдеггер утверждает, что человек «заброшен» в мир обыденного и здесь может потерять самое глав­ное — возможность выражения уникальности собственного существования. Но положения вещей не так уж гибельно: в опасности, как утверждал сам Хайдеггер, таится спасительное. Осознание повседневности как затягива­ния собственного существования абсолютно чужеродным, отчет о необра­тимости воздействия общих правил (моделей поведения, языковых норм, догматических описаний мира и т.д.) приводит к синтезу оригинальной, не имеющей аналогов жизненной стратегии. Таким образом, именно повсе­дневная «все на все похожесть» дает первый толчок движению к собствен­ной уникальности. Таким образом, согласно Хайдеггеру, повседневный опыт содержит внутреннее противоречие: собственной шаблонностью он медленно, но верно убивает нашу персональность, но, только испытав вы­зываемый ею страх самопотери, мы впервые можем начать проживать жизнь на свой собственный, не сориентированный более ни на кого, лад.

Сервисная деятельность глубоко вошла в жизнь повседневного чело­века, укоренилась в ней. Каждый день и неоднократно мы контактируем со сферой услуг — когда покупаем продукты, едем в транспорте, развлекаем­ся. Наше общение с представителями сферы сервиса сопровождается уко­лами «удовольствия-неудовольствия». Постепенно для повседневного че­ловека складывается своеобразная «система координат» — предпочтений, которые он отдает тем или иным услугам. Повседневный человек соверша­ет свои поступки под влиянием множества причин, факторов, и об этом должен знать профессионал в сфере сервиса.

Комментарии запрещены.