Прием усмотрения себя как «чистого Я»

Не следует поспешно решать, будто человек, таким образом, впервые узнал «себя самое» — Декарту не было ни малейшего дела до человеческой природной или «психологической», как сегодня говорят, сущности — до всего того, на что она способна или годна. Напротив, освободил человека от всего, что ранее именовалось самопознанием или самопостижением, применяемым с целями морального самосовершенствования. То, что Декартом предъявлено — это некий факт, наблюдаемый и фиксируемый ближайшим образом. Факт гласит: «Я — это я». Мы определяем его научным словом «факт» — он является фактом лишь поскольку, как и полагается фактам, не носит никакого поучительного зна­чения и стерилен в отношении разного рода «жизненных смыслов» и «ценностей». Но пока здесь мы все еще не дошли до возможности научно­го мировоззрения. Так, если «я» и является тем, что полностью видит себя в каждый момент присутствующим, то из этого еще нельзя ничего произ­вести. Субъект — это тот, кто ясно и полно видит то, что (он) есть «я». «Я» удостоверено как то, что и вправду существует. Это факт, но не такой, чтобы из него что-то можно было извлечь что-то похожее на «научное знание» в его известном для нас виде. Чтобы быть способным что-то с этим поделать, необходимо удержать из операции самоусматривающего «я» что-то еще. Что, по сути, Декартом было сделано, так это открытие самой по се­бе очевидности, в которой дано себе самому человеческое сущее. Первым и основывающим признаком этой очевидности является ее самотожде — ственность — она всегда неизменно предъявляет одно и то же. Каждый спо­собен посмотреть на себя так, чтобы обнаружить все то же самое «я». «Я» оказывается некоей вещью с особенным статусом — она всегда обнаружи­вается «на том же месте», подставляя себя рефлексивному (самоусматри — вающему) взгляду.

Комментарии запрещены.