Развитие техники

Все сказанное не противоречит тому, что говорят об «исторических предпосылках», которые предуготовили эпоху современности -, появление науки, свершения промышленных революций и т.п. Все эти факторы, обнаруживаясь у истоков модерна, сами получили своей смысл, когда современность стала считать свое появление неслучайным. Но образование современности заключается не в них самих. Оно кроется в особом мысленном сопоставлении, когда «наше время» стало опознаваться как «новое время». Именно это совпадение и учреждает эпоху модерна. Можно приве­сти слова Г. В. Ф. Гегеля, считающегося мыслителем, открывшим событие модерна: «Новое время придает всему прошлому в целом всемирно — историческое качество». Диагноз «нашему времени» как «новому» ставит­ся историками в тот же самый момент, в которой они начинают определять все прочие эпохи как прошлые и расставлять их в последовательности. Мы уже прояснили, что начать «анализировать модерн» и означало его учре­дить — открытие, что новая эпоха началась, стало открытием самой этой эпохи. Таким образом, модерн действует не в тот или иной конкретный ис­торический момент, но тогда когда западный мир начинает говорить о себе как о «современном», противопоставляя себя всему иному, оставленному в прошлом. Потому закономерно говорить о начале модерна, когда мысль начи­нает сама себя спрашивать, почему она «современна». Пользуясь выраже­нием М. Фуко, модерн можно определить как время, которое обратилось «к собственному настоящему».

Комментарии запрещены.