Соблюдение хороших манер

Ставка новой элиты на преодоление раз­нузданности, чопорность в обращении с собой и другими мотивировано следующим обстоятельством. Мастерство непосредственного жеста было неотъемлемым украшением повседневного быта средневековых феодалов. На ущемление собственных прав или оскорбление чести со стороны пред­ставителей своего или низших сословий они отвечали без всякого стесне­ния моментально. Вспышка агрессивности не заставляла себя ждать — при­бегая к ритуализированным формам насилия, они наказывали, а в пределе и убивали поправшего их честь на месте. Именно эту дикую бесцеремон­ность и пытался подавить новый человеческий тип. Свойственная ему изысканная учтивость, доходящая порой до жеманства, предназначалась для изгнания из человека прямоты и резкости нрава. Итак, рождение нового оригинального антропологического типа мо­тивировано утверждением нового способа поведения за столом, в публич­ном пространстве и в сформировавшейся только в этот период закрытой для взгляда других частной, интимной сфере. Именно циркулирующие в этих полях поведенческие стандарты вызовут метаморфоз потребностей простые естественные человеческие желания в придворных кругах будут дискредитированы, на их место заступят дисциплинированные, находящие для удовлетворения нужный момент и нужное место и в крайней степени индивидуализированные потребности. Иными словами, площадный чело­век средневековой эпохи, бравирующий непосредственностью собствен­ных желаний и готовый проживать значимые моменты своей жизни на гла­зах у всех, сменяется новым типом придворного, строго подчиняющегося социальным кодексам приемлемого и недопустимого и требующего для обнаружения собственного естества непроницаемого для постороннего наблюдения пространства приватности.

Комментарии запрещены.