Современные следствия цивилизованности человеческих потребностей

Таким образом, на основании исследования Элиаса можно заклю­чить, что в совокупность результатов процесса цивилизации входит и уси­ление у человека способности сокрытия собственных переживаний. Но следует помнить, что скрытность является достоинством только в том слу­чае, когда есть что скрывать — при обладании действительной тайной. Кар­тина в отношении сформировавшегося в XIV XVII вв. человеческого типа совершенно иная. Он удаляет от общественного внимания ряд мелких, не требующих социального признания постыдных потребностей, погружается в переживания об их неисполненности и поэтому связывает свое самоосу — ществление с закрытой для большого коллективного мира сферой приват­ной жизни. В такой ситуации невозможно говорить о желании всей жизни. На его место заступают несущественные, но крайне упрямые потребности, которые готовы удовлетвориться перечнем небольших, трудно замечаемых со стороны достижений. Здесь корни логики «шаг за шагом» и «только без фанатизма» реализации желаний современного человека. Позже все это в сопровождении с упадком интереса к неутилитар­ным совместным практикам органично сживется с результатами индустри­альной революции XIX в. Напомним только основные из них. В 1829 г. Джордж Стефенсон сконструировал «Ракету» — первый паровоз, а уже в 1837 г. проложил первый рельсовый путь Манчестер — Ливерпуль. В 1876 г. Александр Белл позволит болтовне беспрепятственно преодоле­вать дистанции — конструирует телефон. В 1837 г. Самуэль Морзе столь же мобильными делает письменные сообщения — передает первую телеграм­му.

Комментарии запрещены.