Средневековая религи­озная мысль

С одной стороны, бытует представление, что предоставляла негодную почву для познания и потребляюще­го освоения фактической действительности. Именно это считают причиной отсутствия в нем признаков развитого товарного производства. Здесь ссы­лаются на характерную для христианской мысли ценностную расстановку сущностей, образованную степенью их приближенности к Творцу. Соглас­но этой шкале, дольний (земной, тварный) мир находится в сомнительной ситуации по отношении к благодати Божией и потому, как не гарантиро­ванно спасенный, не содержит в себе истины. Все усилия постижения следовало концентрировать на вечном, которое становилось все прочнее и качественнее по мере приближения к божественному центру. Исходя из этого все существующие вещи делились на роды согласно степени присут­ствия «сущности» (божественной истины) в их существовании (представ­ленности в бытии). Единственной вещью, в которой сущность абсолютно и полно совпадала с существованием, был сам Бог. Каждая же иная субстан­ция демонстрировала между ними разрыв, который становился все больше по мере удаления ее от центра божественной силы. Тем самым большая близость к божественному центру соответственно обеспечивала большую существенность тому или иному сущему. Но необходимо сказать, что данную доктрину, в наиболее полном виде развитую Фомой Аквинским в XIII в., часто используют так, что она выходит за пределы своей истины. Порой подают дело так, как будто вся­кая мысль средневекового человека руководствовалась только ей одной — исходя из этого объясняют, почему эпоха Средневековья так и не смогла выработать

Комментарии запрещены.